Публикации в СМИ

К списку

Реалии налоговой реформы: что происходит на самом деле. Статья Дмитрия Сушко, специально для The Kiev Times

30 сентября 2014 г.

Реалии налоговой реформы: что происходит на самом деле. Статья Дмитрия Сушко, специально для The Kiev Times На сегодняшний день говорить о том, что все процессы, которые происходят в государстве и бизнесе в целом эффективны – нельзя, но определенные перемены все-таки есть. Правительство со своей стороны делает шаги, которые пока реформами назвать сложно, но вектор в их сторону задан, и он уже вызывает определенные реакции у бизнеса.

Для того чтобы ответить на вопрос о перезагрузке нужно ответить на два ключевых вопроса. Первый – изменилось ли существенно законодательное поле за полгода и в чью сторону? Второй – произошли ли кардинальные кадровые и структурные изменения в налоговой?

В части законодательства, серьезных изменений, которые бы уже начали действовать, нет. Это вполне объяснимо, ведь по закону что-то кардинально менять правильно с начала года. Есть общая презентованная Премьер-министром концепция реформы налогового законодательства, на которую дали месяц общественного обсуждения, правда он уже давно истек, и остались лишь вопросы: как и где это обсуждение проходило и каковы его результаты. Другими словами, «присутствие диалога равно его отсутствию», то, что обсуждается – не выносится далее круглых столов.

Общая характеристика концепции слабо тянет на реформу. Сократили налоги, которые мало кому были известны и интересны. Остальное разбавили в составе других налогов. Возможно, эти шаги позволят Украине подняться в международных рейтингах по сложности или простоте налоговой системы, но не более. Пообещали сделать прозрачнее уплату налога на прибыль, но текста такого облегчения никто не показал. Для единого социального взноса, от которого стонет бизнес, предложили снизить ставку, а взамен предложили дифференцированную ставку налога с доходов физических лиц, что арифметически дает либо почти нулевой эффект или дополнительную налоговую нагрузку. Реформирования НДС вообще отдельная тема. С ней бизнесу жить уже с нового года, а ляпов с переходными моментами достаточно, и их фискалы преднамеренно игнорируют и ожидают всплеск поступлений от электронного администрирования НДС уже в январе 2015 года, по аналогии с авансовыми платежами по налогу на прибыль в начале 2012 года, что не добавляет оптимизма бизнесу.

Физические лица также не могут занести себе это полугодие в актив, ведь пассивные доходы (проценты, дивиденды, роялти) теперь будут облагаться по более высоким ставкам, а военный сбор, пусть и не высокий, уже платим. Активно продвигаются на законодательном уровне непрямые методы, которые помогут пополнить бюджет за счёт живущих не по доходам.

Как видим, что все нововведения и реформы, которые предлагаются, направлены на пополнение бюджета, однозначно, что этим работодатели и работники не могут быть удовлетворены. Печальнее всего то, что не излечена болезнь предшественников – популизм. За красивыми фразами скрывается задача наполнить бюджет любыми средствами, при этом подходы-то остались старые: поднять ставки, заложить рычаги давления, преднамеренные упущения при подготовке нормативных актов. Не хватает смелости предложить и попробовать пойти новым путем и не побоятся взять на себя ответственность за риск. Например, предложить преференции по уплате единого социального взноса по минимальной ставке какой-то отрасли или упрощенной системе налогообложения, посмотреть на динамику поступления налогов, при этом срок такого эксперимента должен быть не краткосрочный и без изменений правил игры в одностороннем порядке.

Хотя, не все так грустно. Например, с крупным бизнесом обсуждаются все моменты и нюансы. Так для крупного бизнеса, которому в этом году был дан старт для трансфертного ценообразования, сроки подачи отчетности перенесли с весны на осень. Долго обсуждается и вопрос налогового компромисса, который был отклонен на прошлой неделе и снова зарегистрирован в Раде. Ставки там падают и падают, если ранее суть налоговой амнистии была в доплате 15% от суммы незадекларированных налогов, то сейчас ставка упала уже до 5%.

Позитивными сторонами изменений на законодательном уровне можно назвать:

1. Борьбу с налоговой оптимизацией, так называемые площадки, без которых в бюджет не попадали бы даже те средства, которые плательщики перечисляют в качестве налогов сейчас. Вопрос не решен до конца, но существенные позитивные сдвиги видны.

2. Ограничения в наличных оборотах, которые повлияли на рынок неучтенной наличности. Для игроков из бизнеса, работающим в легальном поле это дало некое равенство условий на рынке.

Теперь вопрос о кадрах. Вспомним события полугодовой давности, когда следом за ликвидацией Миндоходов речь зашла о новой редакции Налогового и Бюджетного кодексов. Ставилась задача сократить количество налогов, упростить их администрирование и реально наполнить региональные бюджеты посредством передачи целого набора платежей в ведение местных органов власти. Для реализации задуманного Кабмин принял решение создать правоприемницу Миндоходов – Государственную фискальную службу Украины, далее ГФСУ, и сформировал сразу три экспертные группы, занявшиеся налоговой реформой. Как результат, состоялось переформатирование центрального аппарата. Но от «перестановки слагемых сумма не менятся», так и в этом случае – реформирование в ГФСУ ничего не поменяло. 95% процентов прошли те люди, котоыре работали ранее в системе и только 5% новых. Как следствие, не замечены случаи счастливых налогоплательщиков от смены вывески контролирующего органа. План поступлений от налоговых проверок никто не отменял, поэтому практика пестрит случаями притянутых «за уши» доначислений. Не могут поменяться быстро и существенно подходы, если не запущены серьезные системные изменения на уровне оплаты труда, квалификации и ответственности штата.

По материалам: The Kiev Times